Автор статьи Александра копецкая

Эмоция третья - Стыд

Все эмоции, которые я доставал для разбора по вине и обиде, были почти что воскрешены из пепла, и мне стоило больших усилий их оживить, раздуть, чтобы было, что угашать.

Со «стыдными» ситуациями оказалось проще – я смог найти только две, но яркие и осязаемые, которые холил и лелеял в душе много лет.

Как всегда, нужно было найти такую эмоцию, которая вызывает у меня отклик. Разложить её по алгоритму, применить технику «чувство покоя», посмотреть, что с этой эмоцией происходит и как она деформируется.
Неожиданное наблюдение: у меня появилось ощущение, что несколько ситуаций, от которых у меня «горели уши», порядком повлияли на мою дальнейшую жизнь и свойства характера, которые я развивал.

А еще, что связка «вина+обида+стыд» не дают воспринимать себя таким, какой ты есть, с удовольствием. Так или иначе человек тратит свое время на обдумывания ситуаций, где он был не прав, и что мог бы сделать.

И ладно бы, если один раз обдумал, сделал выводы, пошел дальше. Нет же, постоянно, ты вспоминаешь всякую дрянь, которую, скорее всего, уже не исправишь. Ты портишь себе настроение, треплешь нервы, пытаешься договориться с совестью.

Не надо так. Время, которое тратишь на эти, бесполезные, в сущности, разговоры с самим собой, лучше тратить на новое и хорошее. Почти точно всего в нескольких словах эту трату времени объяснила поэтесса Вера Полозкова – «Запрети себе множить скорбь, да и зазвучишь».

Только в жизни не нужно запрещать, надо научить себя «не множить скорбь». И да, зазвучишь.
На занятии по стыду список хорошего у меня был почти такой же, как и в прошлый раз. А еще появилось странное ощущение, что все, с кем я общаюсь, не замечают и не понимают простых и понятных вещей. Вещей, которые начал постепенно понимать я.

Как не обижаться, как правильно смотреть вокруг. Да как дышать, в конце концов. А они, люди, этого не делают. Дураки. Хотя это же так просто.

Ну и с понятным неофитским рвением я начал думать о том, что друзья должны знать, какой клад лежит буквально у них под носом.

То, что я начал рассказывать друзьям о том, чем я занимаюсь, говорит о том, что я действительно поверил в технологию. Хотя, признаться, я всю жизнь в Деда Мороза верил больше, чем в то, что психологи могут помочь в чём-то на самом деле.

То есть, кому-то помогают, с этим я не спорил, а вот мне –
не помогут. Я же особенный


Рекомендуем к прочтению